Людмила Алексеева (elgeya) wrote,
Людмила Алексеева
elgeya

КОСМИЧЕСКАЯ ШКОЛА 142

Космическая школа 142

20.05 С.А.
Глава 5. В гостях у Лиама
Выполняя данное накануне обещание, Дик с Питом с самого утра снова поспешили к Лиаму. Здесь их уже поджидал накрытый к завтраку стол. Агнес уставила его пирогами и сладкой выпечкой, паштетами и вареньями, фруктами и напитками. И друзья по достоинству оценили её усилия. Но все же главное, чего они с нетерпением ожидали, - это рассказа Лиама. Тот сразу их предупредил, что рассказ будет, скорее, о нём и о его жизни в замке, чем историей рода де Бьенферт, так как специально его никто не посвящал во все тонкости, но обитатели замка и не скрывали от него происходящие события. Поэтому всё, что он расскажет - это только его восприятие и его оценка событий. Кроме того, Лиам быстро уставал и делал долгие перерывы. В результате друзья узнали следующее.

Лиам был родом из Галиса – города, расположенного в среднем течении Дравы. Его отец служил управляющим в богатом особняке ректора Королевского университета. В доме было много интересных диковинок и механических игрушек, которые привлекали внимание любознательного мальчишки и будоражили его пытливый ум. Отец отдал Лиама учиться в обычную школу, и мальчик быстро освоил азы грамотности. Ему очень нравилось читать и узнавать новое, и как-то он попался на глаза хозяину особняка за чтением серьезного фолианта из его библиотеки. Конечно, Лиама наказали, но в результате хозяин направил его в частную школу для одаренных детей, а когда Лиам закончил и её, то по рекомендации учителей его приняли на философское отделение Королевского университета. На этом отделении преподавали всё, что было известно науке. Выпускники философского отделения в зависимости от собственных наклонностей становились инженерами и строителями, механиками и изобретателями, астрономами и мореплавателями. Лиаму очень нравились разные механические устройства, у него были способности к изобретательству и сложным вычислениям, поэтому его оставили при университете. Он был целиком погружен в свои исследования и счастлив, насколько это возможно для увлеченного человека. Но тут неожиданно умер его отец. Денег, которые остались после него, хватило на то, чтобы купить скромный домик для его вдовы и малолетней дочери и продержаться первое время. Перед Лиамом встала проблема содержания семьи. Оставив мечты о науке, он занялся поиском работы, но не мог найти постоянного места, так как в обычной жизни ничего толком не умел. Именно в этот сложный период своей жизни он и познакомился с дедом Дика – бароном Бардолфом.
Барон как раз искал воспитателя и учителя для своего семилетнего сына Гилберта. Но желающих запереть себя в замке в далекой северной провинции не находилось. Не известно, что барон Бардолф делал в Галисе, но обстоятельства сложились так, что отец университетского друга Лиама, который через сына хорошо его знал, порекомендовал его барону. Барон, раздосадованный безуспешными поисками подходящего учителя, не поскупился на жалованье, и таким образом Лиам отправился в Старый замок. Он был старше своего подопечного ровно на двадцать лет – не настолько стар, чтобы не найти взаимопонимание с толковым и живым мальчиком, и не настолько молод, чтобы не стать для него авторитетом.
Барон Бардолф был крепким коренастым мужчиной с густой темной бородой и обладал властным и нетерпимым характером. Он сам управлял имением и крепко удерживал свою власть в округе. Сына он по-своему любил – закалял его, занимался с ним фехтованием и стрельбой из лука, озаботился учителем, но был с ним слишком суров и требователен. Барон женился, как сплетничали слуги, по расчету на тихой худенькой Бетэни и был счастлив, что она сумела родить ему наследника. В остальном жена была ему не интересна, у него хватало женщин и развлечений вне стен замка. Бетэни не подходил северный климат, она всё время болела и грустила, от непоседливого и шумного Гилберта она быстро уставала. Она и прожила недолго, тихо угаснув в тот же год, когда приехал Лиам. Поэтому неудивительно, что Лиам стал для Гилберта не только учителем, камердинером и наставником, но скорее старшим братом, а позже и другом.
Лиам был доволен размеренной и спокойной жизнью в замке. На протяжении десяти лет он не только занимался с Гилбертом, но и продолжал свои исследования. Кроме того, он мог почти всё свое жалованье отправлять родным, а когда мать тоже умерла, перевез сестру в женский монастырь во Фриули, где она воспитывалась до совершеннолетия и научилась шить. Позже, когда Агнес вышла замуж, брат помог ей купить дом и начать своё дело.
Когда Гилберт подрос, стало ясно, что он больше пошел в мать – стройный, с тонкими чертами лица, самоуглубленный и спокойный. Он не был слабаком и мог за себя постоять, но не любил драться и предпочитал чтение и прогулки верхом. Лиам постарался дать ему всестороннее образование, но науки юношу не привлекали, он мечтал разве что о путешествиях в дальние страны и, как всякий молодой человек, о романтической любви. Во всяком случае, он и представить себе не мог, что в семнадцать лет ему суждено будет принять на себя управление имением. А вышло так, что барон Бардолф решил в очередной раз поохотиться в горах. Но его лошадь во время погони сломала ногу и сбросила барона с крутого обрыва на острые камни. Пока его доставили к ближайшему жилью, пока нашли целителя, было уже поздно. Гилберт был совершенно не готов к такому повороту судьбы, поэтому Лиаму пришлось взять на себя всё управление имением, постепенно вводя Гилберта в курс дела. Хорошо, что налаженному хозяйству достаточно было просто не мешать и только немного контролировать.
До этого Гилберт почти не бывал в светском обществе, а теперь по своему положению был обязан посещать разные мероприятия. Лиам хорошо обучил его этикету, и Гилберт был достаточно образован, чтобы поддержать и деловой и светский разговор, и достаточно умен и сдержан, чтобы не принимать опрометчивые решения. Поэтому Лиам был за него спокоен. Единственное, чему он не смог научить своего воспитанника, так это танцам. Пришлось срочно брать уроки в Риохе. Конечно, молодой барон сразу стал объектом пристального женского внимания, но ему претила навязчивость дам, пытающихся сходу женить его на своих дочерях, он искал свой идеал.
Так прошли ещё два года. Потом Гилберт получил приглашение на свадьбу барона Алдерберта и, конечно, отправился туда, чтобы наладить отношения с родственниками, а Лиам сопровождал его в качестве слуги. Гилберт произвел на родственников хорошее впечатление и был обласкан ими. Свадьба же была очень пышной, и празднование растянулось на несколько дней. Невеста принадлежала к одному из знатных семейств, поэтому на свадьбе присутствовало много знати, среди которых было много девушек и молодых людей. Именно на свадьбе Гилберта представили Аделизе – дочери графа Новеля де Клера. Она была там со своей бабушкой – графиней Маргарет де Клер. Девушка приглянулась Гилберту, и он старался быть рядом с ней как можно чаще – танцевал, беседовал, везде следовал за ней. Кажется, он уже тогда влюбился, но прекрасно понимал, что он - не пара дочери сиятельного графа. Вернувшись, Гилберт стал грустным и задумчивым. Каково же было его удивление, когда спустя несколько месяцев он получил приглашение на прием, который устраивала графиня Маргарет де Клер в одном из родовых имений, расположенном буквально в одном дне пути от замка!
Как выяснилось позже, Аделиза тоже влюбилась в Гилберта и рассказала бабушке о своих чувствах. В то время Аделизе было семнадцать лет, и она была обещана в жены графу Гальфриду де Рибемону, богатому и влиятельному старику, уже успевшему похоронить двух своих предыдущих жен. Графиня Маргарет всеми силами противилась этому браку и всячески его оттягивала - она очень любила Аделизу и волновалась о её будущем. На свадьбе Гилберт графине понравился, поэтому, будучи женщиной умной и властной, она решила помочь влюбленным. А может, она просто воспользовалась подвернувшейся возможностью, чтобы предотвратить брак внучки с хорошо известным ей старым негодяем? Как бы там ни было, она, сославшись на жару и ухудшение здоровья, переехала со своей свитой в северное имение и попросила сына, чтобы Аделиза сопровождала её. В честь своего переезда графиня устроила в имении большой прием, на который были приглашены все окрестные дворяне. А дальше она благосклонно относилась к частым приездам Гилберта, пригляделась к нему и фактически подтолкнула нерешительного влюбленного к признанию в любви и к предложению о браке. Да, что там к браку – подтолкнула к побегу! Когда Лиам узнал подробности, он был восхищен графиней. В такую женщину он бы и сам мог влюбиться!
Графиня предусмотрела всё до мелочей. Она приучила окружающих к тому, что Аделиза регулярно совершала утренние верховые прогулки в сопровождении верного слуги. Иногда прогулка затягивалась, и девушка не успевала вернуться к обеду, это уже никого не удивляло. А в назначенный день Гилберт ожидал их утром в условленном месте, и они втроем сразу же направились во Фриули, в выбранный по настоянию графини Храм Богини Матери. Пока их хватились, пока начались хаотичные поиски, беглецы были уже далеко. Под шумок графиня, предвидя гнев своего сына, переправила в Старый замок сундуки с одеждой и личными вещами внучки. Позже прибыли люди графа де Клера – воины во главе с магом. Они быстро установили, в каком направлении искать Аделизу, но было уже поздно – Аделиза и Гилберт прошли испытание и ритуал Богини Матери, были объявлены мужем и женой и благополучно вернулись в замок. Наказать слугу тоже не удалось, он заранее получил от графини крупную сумму денег и исчез сразу после того, как сопроводил молодых до замка. Граф де Клер попытался представить дело так, что дочь вынудили к браку, и хотел вернуть её силой. Он бросился за помощью к Королю, но того только позабавила эта история – брак, заключенный в Храме Богини Матери не мог расторгнуть даже Король. Более того, Его Величество был рад насолить своему давнему недругу - графу Гальфриду де Рибемону, поэтому объявил, что берет под свою защиту пару, получившую благословение Богини Матери. Граф Новель де Клер был в ярости от того, что дочь ослушалась и опозорила его. Он объявил, что лишает её приданного и запрещает переступать порог своего дома. Досталось и графине Маргарет – сын запретил ей покидать северное имение и отозвал почти всю свиту. Местное светское общество тоже осудило Гилберта и надолго затаило на него неприязнь.
Вся суета, возникшая вокруг их бракосочетания, совершенно не затронула юную пару. Им не было никакого дела до окружающих людей, мнения света, приличий и потерянного богатства. Они любили друг друга – и это было главное. Они нашли друг в друге то тепло, ласку и доверие, которых им недоставало всю жизнь. Они не могли наговориться, не могли расстаться даже на час, не могли поссориться, и даже то, что они оказались затворниками в каменном замке, не смущало их. Слуги и воины замка, глядя на них, тоже верили, что этот брак охраняет Богиня, и были готовы всячески оберегать их. Через год Аделиза родила сына. Ричарда назвали в честь её деда, и это стало лучшей наградой для графини Маргарет, которая очень любила своего мужа и тосковала о нем. Родители обожали Дика и постоянно возились с ним. И вообще в Старом замке никогда не было столько счастья и света как при жизни его родителей. Как-то незаметно Аделиза сделала уютными мрачные комнаты замка, сумела так построить отношения со слугами, что все были довольны и с радостью выполняли её распоряжения, она всегда придумывала какие-то занятия и игры, чтобы не скучали её любимые мужчины. Лиам был безмерно рад, что Гилберт обрел, наконец, свое счастье.
Ричард рос здоровым, веселым и любознательным ребенком. Аделиза сама научила его читать, а позже и Лиам с ним занимался как когда-то с его отцом. Гилберт сосредоточился в основном на физической подготовке сына, оценив уроки собственного отца, а все вместе они постоянно гуляли в окрестностях замка. Они часто навещали графиню Маргарет, которая к тому времени уже начала сильно болеть. Сказывался и возраст, и климат, и лишение привычного светского образа жизни. Нужно сказать, что в своё время, выдавая замуж любимую дочь, её отец специально оговорил, что в личном распоряжении дочери останутся значительные денежные средства. Будущий жених с этим требованием согласился. Брак Маргарет, начавшийся как договорной, неожиданно привел к взаимной любви супругов и стал счастливым. Маргарет родила мужу двух старших дочерей и сына. Дочери уже вышли замуж и жили далеко, а долгожданный наследник был излишне избалован отцом и рос высокомерным и жёстким. Муж Маргарет не только выполнил обещание, данное тестю, но и приумножил личное состояние жены, задаривая её дорогими драгоценностями. В своем завещании он также оговорил неприкасаемость состояния жены, что сильно раздражало наследника, транжирившего средства налево и направо. Графиня Маргарет, с одной стороны, была обижена непочтительностью и пренебрежением сына. С другой стороны, она наблюдала за счастьем своей внучки. Поэтому, предчувствуя свой уход, она всё своё состояние переписала на Аделизу, о чем приставленный графом соглядатай ему немедленно доложил.
Возможно, именно с этого момента и начались роковые события для рода де Бьенферт. Аделиза как раз ждала второго ребенка, когда графиня Маргарет слегла. Несколько месяцев Аделиза не отходила от бабушки и держала её за руку, когда та тихо покинула этот мир. Вероятно, её смерть сильно расстроила Аделизу, потому что её самочувствие резко ухудшилось, роды начались задолго до положенного срока, когда их ещё не ждали. Не было и речи, чтобы вести её в Храм в таком состоянии, а целители не смогли ей помочь. Аделиза умерла. Не удалось спасти и её мальчика. Гилберт был в отчаянии, и только данная жене клятва, что он не покинет сына одного, удержала его в самый тяжелый момент от самоубийства. Да, он сильно изменился, безмерно горевал, но он не нарушил бы клятву! А ещё он хорошо помнил своё детство и слишком любил сына, чтобы оставить его беззащитным.
Лиам до сих пор ломал голову над тем, что же случилось с Гилбертом. Замок хорошо охранялся, и никого постороннего не было, все слуги были преданны и проверены временем. Ещё вечером барон был жив и здоров, а наутро его обнаружили в кабинете мертвым с кинжалом в груди. На столе перед ним лежало раскрытое письмо из Казначейства, прибывшее накануне, в котором его срочно вызывали в столицу по поводу неуплаты налогов. Вызванный из Риоха дознаватель пришел к выводу, что это было самоубийство, вызванное страхом перед позором и наказанием, к тому же спровоцированное потерей жены. Переубедить его не удалось. И в столицу ушел соответствующий доклад.
Но Лиам хорошо знал, что все налоги выплачены сполна. Более того, он знал, что Гилберт сразу же начал собираться в столицу, чтобы это доказать. Кроме того, опытные воины, служившие в замке, высказывали сомнение в том, что удар такой силы Гилберт мог нанести самостоятельно. Аналитический ум Лиама подсказывал ему, что все эти обстоятельства выглядят спланированными, но он ничего не успел предпринять. Только спрятал в тайники, всё, что считал важным и ценным, а ключи от тайников спрятал за гербом, где всегда хранилась Баронская Грамота.
Замок и его обитателей накрыло лавиной событий. Сначала похороны Гилберта. Потом приехал барон Алдерберт. Он знал, что Лиам фактически был управляющим в имении, и потребовал отдать все ключи и документы, распорядился даже обыскать его. Из замка Лиама выселили и отправили жить вместе со стражниками. Когда люди Алдерберта так и не нашли документы, Лиама сильно избили, требуя выдать тайники, но тот притворился, что ничего не знает о них. Алдерберт бесновался и скрежетал зубами. Он ведь хотел воспользоваться ситуацией и объединить все владения рода под своим началом. Потому и Ричарда увез с собой. Ну, и все вещи, которые представляли хоть какую-то ценность, тоже вывез. Но неприятности на этом не закончились.
На следующий день Лиам, который ещё не отошел после побоев, продолжал лежать на кровати во флигеле стражников. Служанка напоила его лечебным отваром, и он заснул. Проснулся он вечером от шума сражения во дворе замка. Из окна он увидел, как безжалостно убивают напавшие беззащитных слуг и какое яростное сражение идет у входа в замок. Лиам сумел незаметно проскользнуть во флигель рядом с замком, через который спустился в подземный ход. Он до сих пор удивлялся, откуда у него взялись силы пройти подземным ходом до выхода в селении, потребовать там лошадь и домчаться до Риоха за помощью. Пока собирался отряд, пока добрались до замка, напавший отряд успел скрыться. В замке был полный разгром – всё разрушено, требовали внимания раненые и погибшие воины и слуги, а над замком стоял неприятный запах гари. Маг, который прибыл с отрядом из Риоха, позже сообщил Лиаму и прибывшему из столицы управителю, что среди нападавших тоже был маг, и достаточно сильный. Скорее всего, он создал портал, через который отряд пришел и ушел, потому что никаких следов их присутствия в округе не нашли. Это не могли быть просто разбойники, решившие поживиться, услуги мага такого уровня слишком дорого стоят. Лиам ещё тогда подумал, что это нападение могло быть связано с завещанием графини Маргарет. Но им всем было не до раздумий. Нужно было заботиться о людях, тушить тлевшие в разных частях замка пожары, позже - помогать назначенному управителю разбираться с особенностями имения.
Только примерно через полгода Лиам смог отправиться в имение барона Алдерберта, чтобы повидать Ричарда. Конечно, он не встречался с самим бароном, а расспросил знакомых слуг. От них он узнал, что мальчика отвезли в другое место и его опекуном теперь был почти разорившийся барон Эдер де Лейен – бывший вояка и азартный карточный игрок. Лиам разыскал замок барона и попытался с ним поговорить, но барон не пожелал его слушать, разозлился и приказал выгнать его и проучить. Слуги у него были под стать хозяину, поэтому Лиама снова избили и даже сломали ему ногу. С тех пор он и начал слегка хромать. Пока он отлеживался на постоялом дворе, сумел оказать услугу хозяину, подружился с ним и случайно узнал, что его брат работает именно у барона. Поэтому Лиаму удалось договориться с ними, что раз в год они будут сообщать ему о Ричарде за соответствующую плату. Как ни странно, братья честно выполнили своё обещание. От них Лиам узнал, что о Ричарде заботятся и обучают его. Позже ему сообщили, что у мальчика обнаружились магические способности и его собираются отправить в Магический университет. Лиам очень надеялся, что избавившись от постоянного надзора опекуна, Ричард рано или поздно приедет в замок, и собирался дождаться его. Сам он к нему не поехал, так как подозревал, что за ним могли следить, и это бы разрушило его планы. Лиам понимал, что имение уже не принадлежит Ричарду, и собирался хоть частично восстановить справедливость, вернув принадлежащие ему деньги и драгоценности матери. Для этого он хотел тайком провести Ричарда в пустующий замок, воспользовавшись подземным ходом, о котором было известно только ему.
Но здоровье Лиама резко ухудшалось, он чувствовал, что становится в замке обузой и, хотя его никто прямо не упрекал, он решил, что пора прислушаться к уговорам сестры и переехать к ней. Лиам придумал оставить для Ричарда послание и положиться на волю Богов. Если Ричарду суждено вернуться в замок или найти Лиама, значит, он получит своё наследство. Если нет – пусть оно дожидается своего часа и новых хозяев.

Как-то, когда Лиам устал и ушел отдохнуть, Агнес развлекала друзей разговорами о своей семье. Муж её был в отъезде, он как раз развозил заказчикам готовую одежду, пошитую в мастерской. У их детей уже были свои семьи, и они жили отдельно. Но Дика больше интересовал монастырь, в котором воспитывалась Агнес, и он попросил её рассказать о нем.
Оказалось, что монастырь был построен относительно недавно, рядом с древним Храмом Богини Матери. Жрицы Храма из поколения в поколение передавали свои обряды и тайны. В Храм обращались, в основном, женщины, которые не могли зачать или родить ребенка. Кроме того, браки, освященные ритуалом Богини Матери, были счастливыми и нерасторжимыми. И вообще, сюда приходили женщины с любыми своими проблемами и, если Богиня считала их достойными её участия, они получали необходимую помощь. Постепенно вокруг Храма образовалась целая община из помощниц и сочувствующих. Ведь приехавших женщин нужно было где-то размещать, лечить и кормить. Для лечения нужны были целебные растения, многие из которых начали выращивать рядом с Храмом. Всё это требовало приложения рабочих рук, и тогда было решено основать здесь монастырь на пожертвования верующих и исцеленных. Устав монастыря предписывал также принимать на воспитание девочек-сирот. Многим девочкам это просто спасало жизнь, но их здесь ещё обучали грамоте и разным женским ремеслам, давая надежду на будущее. Вырастая, девушки сам решали, стать монахинями или покинуть монастырь и устраивать свою жизнь самостоятельно.
Агнес была в числе тех, кто обучал девочек, воспитывавшихся в монастыре, шитью и вышиванию. Некоторые из них, решив оставить монастырь, потом какое-то время работали в её мастерской, а устроив свою жизнь, уезжали, и им на смену приходили другие. Окрестные жители знали об этом и старались заказывать одежду у Агнес, помогая тем самым девушкам. Но и одежду они всегда шили красивую и добротную.
Когда в Магическом университете стали готовить целителей, поток обращающихся в Храм сократился. Но всё равно, в сложных случаях целители сами направляют женщин в Храм. Да, и не все могут оплатить услуги целителя.
- Почему же дорога на Риох выглядит такой заброшенной? – поинтересовался Дик.
- Так это один купец придумал лодки большие пустить по Драве, почти как корабли – с парусами и с отдельными каютами. И магов нанял, которые с воздушной стихией работают. Они своей магией ветер создают и за день приводят эти лодки против течения из Риоха. Дорого, конечно, выходит, зато быстро и без тряски. Но зимой, всё равно, все через лес едут. Да, и сейчас раз в неделю обязательно отправляется карета до Риоха.
- Мой муж тоже через лес не любит ездить, - продолжила свой рассказ Агнес, допив настой из трав. – Он обычно направляется к Драве и по её берегу доезжает до небольшого селения у скал, там ночует, а от селения идет проторенная тропа через лес, которая выходит на тракт ближе к городу, в обход постоялого двора. Карете там не проехать, а верхом – запросто.
- Пожалуй, и нам надо поехать этой дорогой, - пробурчал Пит. – Не понравился мне этот постоялый двор – больше напоминает разбойничий притон.
- Только не уезжайте так быстро, - попросила Агнес. – Погостите ещё хотя бы денек. Лиам, как вас увидел, оживать стал. Он был очень привязан к вашему отцу, Ричард. Даже свою семью так и не завел.
- Конечно, - успокоил её Дик, - мы с удовольствием побудем здесь ещё один день, но больше пока не можем. Каникулы пролетают быстро, а нам ещё многое нужно сделать и прояснить. Вот, например, Лиам говорил, что мои родители прошли испытание и ритуал Богини Матери. А что это за испытание и зачем его проводят?
- Это очень древняя магия… Когда кто-то из вступающих в брак или их родственников сомневается в искренности намерений другой стороны, жрицы призывают Богиню и зажигают особое пламя. Вступающие в брак погружают в это пламя правые руки и, если они искренне любят друг друга, то пламя оставляет на их запястьях только красивый узор. Если же кто-то пытается обмануть Богиню, то получает жуткие ожоги, которые невозможно вылечить, и остается на всю жизнь калекой.
- Надо же! Впервые об этом слышим! – поразились парни.
- Да, старые обычаи стали забываться, - вздохнула Агнес, - мельчают люди. Вот и нерасторжимые браки заключаются всё реже. Люди стали расчётливыми и ищут в браке только выгоду, не понимая, что миром правит Любовь.
- Ну, раз Агнес завела разговор о любви, держитесь парни, - раздался от двери веселый голос отдохнувшего Лиама. – Скоро начнет сватать какую-нибудь свою сиротку!
- Да, ну тебя! – обиделась Агнес и ушла из комнаты, а Лиам снова вернулся к своим воспоминаниям.

Вечером, по дороге в трактир, Пит, помявшись, сообщил другу, что он решил оставшееся время пожить в отдельной комнате.
- И кто на этот раз? – ехидно поинтересовался Дик.
- Да, понимаешь, служанка в трактире, такая рыженькая, смешливая, всё мне глазки строит. Мы ведь уже узнали, что хотели. Завтра вы с Лиамом и без меня пообщаетесь, а я вспомню, наконец, что я на каникулах и у меня тоже есть личная жизнь!
- Извини, Пит, - с раскаянием в голосе ответил Дик, - что порчу тебе отдых. Я не думал, что всё будет так сложно и запутанно.
- Не извиняйся, - хлопнул друга по плечу Пит. – Такие приключения не каждый день бывают, и даже не каждый год! Будем ещё долго их вспоминать и внукам рассказывать.
- Если доживем до внуков, - мрачно буркнул Дик. – Видишь, какая охота на отца велась! Я думаю, она ещё не закончилась.
- Ты с некоторых пор слишком мрачно стал смотреть на жизнь. Тебе нужно расслабиться. Хочешь, я и тебе найду какую-нибудь весёлую подружку?
- Нет, не стоит, – невесело усмехнулся Дик. – Иногда мне кажется, что Хью в ту кружку с вином подсыпал и отворотное зелье.
- Никак не можешь забыть?
- Не то, чтобы помню… Во время занятий голова была постоянно загружена более важными вещами. Но вот не тянет возвращаться к старой жизни. Это вначале, когда вырвался от опекуна, хотелось полной свободы и развлечений, а сейчас мне кажется, что я резко постарел.
- Это пройдет, по себе знаю, - утешил Пит. – Когда моего старика-наставника убили, и я снова остался один, мне тоже жизнь только в темных красках представлялась. Но, как видишь, теперь я снова радуюсь!
- Наверное, ты прав. Развлекайся и не беспокойся обо мне. Только не проболтайся кто мы!
- Тебя что-то беспокоит? – насторожился Пит.
- Можно подумать, ты не заметил в рассказе Лиама, что дважды посторонние странным образом проникали в Старый замок! Это только человеку далекому от магии трудно понять, как всё происходило. Если маг открыл портал во двор замка, то он мог также легко попасть и к отцу в кабинет. И почему бы ему и в третий раз не попробовать?
- Не думаю, что какой-нибудь маг рискнул бы открыть портал в незнакомое место, особенно в тесные помещения замка.
- А если он заранее позаботился о магической метке? Её легко можно было установить, например, на платье Аделизы, когда она бывала у бабушки.
- Ага, и открыв портал, с размаху ткнуться носом в стену гардеробной комнаты!
- Скорее в ворох женских платьев, - поправил друга Дик. – А это не так уж и плохо. И напоминаю, что комнаты родителей и кабинет отца находились на одном этаже, Лиам и я жили этажом выше, а слуги вообще в отдельном флигеле. А вычислить после первого посещения координаты во дворе – проще простого!
- Думаешь, он попытается ещё раз?
- Их интересовали тайники. Если узнают, что я их нашел, то, скорее всего, попытаются. Нам нужно выиграть время. Поэтому никому не трепись ни о нас, ни о рассказе Лиама. Будет лучше, если мы будем выглядеть разочарованными.  
Tags: К.Ш.143
Subscribe

  • КОСМИЧЕСКАЯ ШКОЛА 20

    Космическая школа 20 17.01.2021 Е.Yu Внимание! Говорит эскадра "Светозарная". Прошли кольцо отражателя сверхзвуковых волн в…

  • КОСМИЧЕСКАЯ ШКОЛА 20

    К осмическая школа 20 Информация от ЛЭНДЫ от 18.01.2020 Приняла E.VU На планету Земля поступает поток волновой энергии, разделённый на…

  • КОСМИЧЕСКАЯ ШКОЛА 20

    Космическая школа 20 ЭЛЬГЕЯ и её соратники Продолжение Сегодня по православным канонам были Святки, ночь перед РождествомХристовым.Илгус…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments