Людмила Алексеева (elgeya) wrote,
Людмила Алексеева
elgeya

Category:

КОСМИЧЕСКАЯ ШКОЛА 149

Космическая школа 149


27.05 С.А.
Глава 7. Тайники (ЧАСТЬ 2)


Ночью Дик снова отправился в замок, воспользовавшись подземным ходом. Пит, предупрежденный о вылазке, установил у себя «Полог тишины», поэтому Дик не боялся его разбудить. Сначала он вернул на место ларец с бумагами и портретом, потом прошел в комнату матери. Все необходимые предосторожности были сделаны, яркий свет магического шарика осветил стену с камином, и Дик начал искать замочную скважину. В комнатах второго этажа камины прикрывали красивые ажурные кованые дверцы. Узорные петли, на которых они крепились, выходили далеко на боковые стенки каминов. Внутри одного из завитков петли как раз и находилась щель для ключа. Дик воспользовался вторым ключом, повернул его, но ничего не произошло. Парня прошиб пот – неужели он сломал ключ и замок испорчен? Дик заставил себя успокоиться, осторожно вернул ключ в исходное положение, вынул и осмотрел. Нигде не было видно следов отломившегося металла. Он немного передохнул, прочитал молитву и снова вставил ключ, решив повернуть его в другую сторону. На этот раз замок открылся, и плита слева от камина немного отошла в сторону. Дик руками отодвинул её до упора и снова увидел нишу с двумя полками в толстой стене замка. На каждой полке стоял высокий узорный ларец. Дик вынул один из них и открыл крышку. Там находились футляры разной величины. Дик начал доставать и открывать их и зажмурился от блеска камней, сверкающих в ярком свете. Чего тут только не было! Браслеты, серьги, кольца, броши, пряжки, нитки бус – все удивительно красивое, разноцветное, изящное! Дик чувствовал себя попавшим в сказку и нашедшим сокровище. Теперь он начал понимать людей, которые теряют голову от драгоценностей! Но нужно было посмотреть, что находится в остальных ларцах. Поэтому Дик с сожалением закрыл футляры и вернул их в ларец. Во втором ларце было всего три бархатных футляра. Но в каждом хранился ювелирный гарнитур. В одном – бриллиантовые колье, диадема, серьги и кольца, в другом – сапфировые диадема, брошь, кольца и браслеты, в третьем – серьги, подвеска с очень крупным камнем и кольца с изумрудами. Дик изумленно разглядывал такое богатство. Это же целое состояние! Уж, не за ним ли охотятся его враги? От волнения у него пересохло во рту, он быстро спрятал футляры в ларец и решил посмотреть содержимое оставшегося. Там хранились какие-то книги в тисненных кожаных переплетах, украшенные металлическими накладками и полудрагоценными камнями. Он вынул верхнюю, полистал её, и у него перехватило дыхание. Это был дневник его матери! Вторая книга тоже оказалась дневником! Сколько же лет Аделиза вела его? В сильном волнении он сложил книги в ларец, собираясь забрать его с собой, и уже не вспоминая о драгоценностях, поспешил закрыть тайник и вернуться к себе. Перед уходом он всё же огляделся и убрал следы своего присутствия. Пока он шел по подземному ходу, его распирало желание рассказать о своих находках Питу. Но, успокоившись, он понял, почему верный друг не хотел знать о тайниках. Так ни под заклятием правды, ни под пытками он не сможет ничего рассказать о них. Да, в свете того, что они уже узнали о событиях прошлого, это решение кажется очень мудрым.
У себя в комнате Дик вынул из ларца все книги, разобрался с датами, указанными в них, и начал читать первый дневник. На первой странице стояла витиевато украшенная дата, и далее следовал старательно выведенный текст.
«Сегодня мне исполняется пятнадцать лет. Бабушка пришла ко мне в комнату, когда я только проснулась. Она поздравила меня с днем рождения и подарила восхитительную брошь в виде букетика цветов с лепестками из аметистов, а ещё эту книгу с чистыми страницами, чтобы я каждый день записывала сюда свои мысли и наблюдения. Она сказала, что придет время, когда я с благодарностью вспомню о том, что она надоумила меня вести дневник. Но сейчас я не знаю, что писать.
Сегодня в замке будет дан бал в мою честь, все заняты приготовлениями, суетятся и обо мне пока забыли. Даже немного обидно! Интересно, как будет себя сегодня вести кузен Хамфри? Надеюсь, он будет не так высокомерен и всё-таки пригласит меня на танец! Он такой красивый, все девушки влюблены в него. Богиня, прошу тебя, хотя бы один танец! А вот Рауль, конечно, будет весь вечер крутиться возле меня и смотреть влюбленными глазами. Бедняжка, он никак не поймет, что у него нет ни малейшего шанса! Он мой верный друг и только. Столько совместных проказ за плечами, знаем всю подноготную друг друга – какое уж тут возвышенное чувство!»

Конечно, Дик испытывал некоторую неловкость, начав читать дневник девушки, которая потом стала его матерью. Странно было узнавать о её прошлых увлечениях, мечтах, шалостях и детских обидах. Но он опасался пропустить какую-нибудь важную деталь, которая могла пролить свет на последовавшие гораздо позже события. Этой ночью, читая наивные строки дневника, он воспринимал Аделизу скорее как сестру. Первый дневник добавил только некоторые детали к тому, что он уже знал из рассказа Лиама. К тому же, почерк в дневнике везде, кроме первой страницы, был торопливым и неразборчивым, а чернила местами сильно выцвели, поэтому быстро читать не получалось. Под утро Дик устал и заснул.

Пит уехал в Риох сразу после завтрака. Дик вызвался его проводить до тракта, а потом вернулся к уже полюбившемуся месту возле реки, где и расположился под небольшой группой деревьев, продолжая читать дневник. В замок он вернулся к обеду и жару переждал в прохладе комнаты, торопясь прочитать дневник. На закате он выполнил комплекс своих фехтовальных упражнений, поплавал возле замка в прогретой за день воде Унавы, поболтал со слугами и снова взялся за дневник. Когда попадались интересные места, Дик делал закладки, чтобы позже быстро их найти. Так он провел всю неделю. И если обобщить всё, что он узнал, то получалась такая история.

У графа Ричарда де Клера и его жены Маргарет было трое детей: две дочери и сын Новель. Причем сын родился, когда отец уже отчаялся иметь наследника. И если воспитание дочерей граф полностью доверил жене, то сыном он занимался сам, всячески балуя его и не терпя никаких замечаний относительно его недостатков. Новель был красивым, здоровым и способным мальчиком. Он рано привык быть в центре внимания, привык, что исполняется малейший его каприз, ему нравилось, когда перед ним пресмыкались слуги, и он сурово их наказывал за малейшую провинность. Будучи всем обеспечен, он ни к чему не прилагал серьезных усилий – ни к учебе, ни к овладению оружием, ни к управлению имением. Богатый щеголь всегда был окружен свитой из подхалимов и не испытывал недостатка в веселых друзьях и красивых женщинах. Новель выбрал себе в жены дочь герцога – одну из богатых дурочек, которые млели от его красоты и изысканных манер и были готовы покорно подчиняться его воле. Женитьба на какое-то время повысила его статус в светском обществе, а приданное жены укрепило казну. Но со временем, когда отец уже умер, графа Новеля де Клера начала раздражать собственная малая значимость в государственных делах и истощение денежного потока, вызванное его неумелым управлением и транжирством.
У Аделизы имелся брат Ленард, который был старше её почти на десять лет. Разница в возрасте и раздутое самомнение Ленарда не позволяли брату и сестре сблизиться. Все родственники сходились в мнении, что Ленард пошел в деда – герцога. Он был высоким, ширококостным, с грубоватыми чертами лица. И увлекала его только военная карьера и всё, что имело отношение к армии. Аделиза же пошла в бабушку Маргарет и больше всего ценила свободу, была выдумщицей и непоседой. Правда, это не мешало ей иметь утонченный вкус и чуткое сердце.
Граф Новель де Клер был слишком занят собой, чтобы обращать внимание на детей. Разве что иногда интересовался успехами сына, особенно если предстояла встреча с Его Светлостью тестем. Правда, когда Ленард закончил Военную Академию и получил высокий чин, у отца с сыном установилось подобие приятельских отношений. В дочери же граф Новель видел лишь средство для укрепления своих позиций в будущем.
Графиня Матильда – мать Аделизы, дав жизнь двоим своим детям, считала свой материнский долг выполненным. После чего ими занимались кормилицы, няньки, воспитатели и учителя, среди которых попадались иногда добрые и приятные люди, но и они были вынуждены подчиняться требованиям хозяев. Сама же графиня вела исключительно светскую жизнь – приемы, балы, визиты, и занималась только тем, что было связано с поддержанием собственного имиджа. В дневнике Аделизы несколько раз упоминалось, как граф Новель презрительно называл свою жену «пустоголовой гусыней».
Вот так и жила Аделиза - вроде бы и в семье, а по сути - сиротой, зажатой рамками установленного в доме родителей распорядка, этикета и условностей. Единственным спасением для неё были любящие бабушка и дедушка! Родители не возражали, чтобы девочка большую часть времени жила у них. Только здесь Аделиза ощущала тепло и участие, только здесь её могли побаловать и приласкать. Графиня Маргарет, будучи бабушкой, фактически заменила Аделизе мать. С ней девушка могла поговорить обо всем, только она могла её обнять и утешить, вникнув во все проблемы. Когда отец Аделизы пообещал её в жены графу Гальфриду де Рибемону – вечно потеющему старику с огромным животом и маленькими маслеными глазками, бабушка была единственным человеком, попытавшимся изменить это решение, но ей удалось только отсрочить бракосочетание до тех пор, пока внучке не исполнится восемнадцать лет. Аделизу охватывало омерзение при одном только взгляде на будущего жениха, который был гораздо старше её отца, и она с ужасом думала о предстоящем браке.
В дневнике сватовству графа де Рибемона предшествовало ещё одно интересное упоминание о нём. Аделиза как-то описала, как озабочена была графиня Маргарет тем, что у её сына иногда собираются странные гости – опальные аристократы, среди которых числился и граф, высокопоставленные офицеры, ряд мелких дворян и какие-то люди неопределенного вида. Мать и сын тогда побеседовали на высоких тонах, упоминался и Ленард, и угроза будущему их рода. Но граф Новель повёл себя в своей обычной крайне категоричной манере и запретил матери вмешиваться в его дела. У Дика даже возникла мысль, что сватовством графа пытались отвлечь внимание графини Маргарет от каких-то темных делишек. Наверное, так и получилось. Потому что графиня Маргарет стала активно выезжать в свет вместе с внучкой, в дневнике чередой пошли записи о приемах, балах, новых знакомых, каких-то молодых людях, с которыми Аделиза знакомилась. Правда, ни один из них не произвел на девушку особого впечатления, а возможно, они не проявляли должного упорства в завоевании её сердца, имея перед глазами большой выбор девушек. Дошла очередь и до описания событий на свадьбе барона Алдерберта де Бьенферта, где Аделизе и графине Маргарет был представлен глава младшей ветви рода – Гилберт де Бьенферт. Поначалу он запомнился им только как слишком молодой глава рода. Но Гилберт был упорен и всё время следовал за Аделизой, балансируя на грани приличий. Графиня Маргарет оценила его ум и манеры, а главное – увлеченность внучкой и настойчивость. Аделиза, приглядевшись к нему, поняла, что он хорош собой и ей с ним интересно, он всё больше напоминал ей героев рыцарских романов. Дик подумал, что последнее как раз неудивительно, так как по рассказам Лиама, Гилберт тоже ими увлекался.
Уже через несколько дней после окончания свадебных торжеств Аделиза почувствовала, что скучает по молодому барону и её тянет к нему. Она поделилась с бабушкой своими чувствами и посетовала, почему не Гилберт, а мерзкий похотливый старик будет её мужем. Наверное, графиня Маргарет давно ожидала подобного признания от внучки и достаточно решительного молодого человека, потому что тут же начала действовать. Она выяснила, где находится Старый замок, и решила переехать со всей своей свитой в одно из имений поблизости. Сын с легкостью дал своё согласие и, не задумываясь, разрешил Аделизе сопровождать её. Девушка была очень рада переезду, ей были ненавистны стены родного замка. Каково же было её удивление, когда на первом же приеме, устроенном графиней в честь переезда, она снова увидела Гилберта. Он стал приезжать к ним почти каждый день, они подолгу гуляли вместе и много разговаривали, потом бабушка ещё предложила им совершать верховые прогулки. И дневник Аделизы стал полниться восторженными записями о Гилберте и мечтами о нем. Но одновременно и горечью о неумолимо приближающемся браке. А в один прекрасный день бабушка позвала её к себе и сообщила, что Гилберт просил у неё руки Аделизы. Глядя на широко распахнувшиеся от изумления глаза внучки и не дав ей высказать все возникшие у неё вопросы, графиня поинтересовалась, любит ли она его и готова ли бежать с ним, невзирая на мнение света, лишение приданного и все прочие неприятности, которые могут за этим последовать. Аделиза была готова на всё и не верила своему счастью. Тогда графиня посвятила её в свой план. Они с Гилбертом должны будут совершить бракосочетание в Храме Богини Матери, тогда даже Король не сможет расторгнуть их брак. Они уедут тайно, в сопровождении доверенного слуги графини, а потом спрячутся в замке Гилберта и переждут, пока улягутся страсти. Всё остальное графиня Маргарет взяла на себя.
Дик уже знал, что этот отчаянный план удался. Поэтому его не расстроило, что записи в дневнике прервались на несколько месяцев. Понятно, что юным влюбленным ни до чего не было дела. Но какова прабабушка! Теперь Дик понимал, почему ею так восторгался Лиам.
Последующие записи в дневнике были уже совсем другими. От них веяло счастьем и теплом. Дик как будто окунулся в теплые ласковые воды Унавы. И пусть там всё чаще молодая женщина упоминала о каких-то хозяйственных вопросах, все они были вызваны заботой о муже и их будущем ребенке. Дик, наконец, почувствовал её – свою маму – ласковую, нежную, заботливую. Он с жадным интересом читал о том, как он рос и чем занимался, как родители наказывали его за шалости, а оставшись наедине, смеялись над ними и радовались его изобретательности и жажде познания мира. По этим записям, торопливо сделанным маминой рукой, он узнавал и отцовскую заботу – как тот учил его плаванию и верховой езде, как подбирал ему детскую шпагу и гордился его первыми успехами в фехтовании. Иногда в дневнике попадались вложенные листки. Сначала это были его детские рисунки, которые Аделиза любовно хранила, потом первые предложения, написанные большими корявыми буквами, с объяснениями в любви к самой красивой мамочке, позже какие-то памятные для неё тексты и чертежи, о которых Дик, конечно, уже не помнил. Но эти сохраненные мамой листочки согревали его сердце и растапливали тот кусок льда, который возникает в груди у каждого ребенка, лишенного полноценного детства.
В дневнике часто встречались упоминания о графине Маргарет. Похоже, та не сообщила внучке, что она не по своей воле осталась жить рядом с ней. Всей семьей они регулярно навещали её, и бабушка обожала маленького Ричарда и задаривала его дорогими игрушками. Она скучала, живя в этой северной провинции, и уже начинала плохо себя чувствовать. Сын так и не простил ей истории с Аделизой и не появлялся у матери. Иногда бывал Ленард, но ненадолго, и даже здесь умудрялся заниматься какими-то своими делами и принимать своих знакомых. Аделиза часто оставалась у бабушки, особенно на время её болезней. Графиня Маргарет со временем почему-то стала сильно беспокоиться, что неразумное поведение сына доведет их род до разорения или какой-нибудь другой беды. Однажды она послала слугу в Старый замок, и вызвала Аделизу, чтобы сообщить ей о своем завещании. Согласно ему она завещала всё своё личное состояние и драгоценности внучке, но взяла с неё клятвенное обещание, что часть этих средств она передаст наследнику рода де Клер, если для рода наступят тяжелые времена. Аделиза тогда очень удивилась, но поклялась. Тогда же в Старый замок были перевезены драгоценности и банковские бумаги, которые были спрятаны под ложным дном в одном из ларцов с драгоценностями. В этом месте Дик даже присвистнул от удивления. Ему бы и в голову не пришло, что такие бумаги существуют, а тем более взламывать ларцы в поиске их. И Лиам, похоже, не знал об этих бумагах. Да, очередная неожиданность!
Он и до этого внимательно читал дневники, а теперь ещё больше сосредоточился. Конечно, Аделиза, как и любая другая женщина на её месте, не утерпела и надела кое-какие драгоценности на пару–тройку светских мероприятий. И уж, если Дику трудно было отвести от них взгляд, то светские дамы их без сомнения заметили. Поэтому неудивительно, что жена барона Алдерберта так старалась их отыскать! Позже Аделизе стало не до развлечений – графиня Маргарет слегла, и внучка почти всё время находилась возле неё. К тому времени она ждала второго ребенка, быстро уставала и плохо спала. Как-то ночью она не могла заснуть и отправилась в библиотеку за книгой. Выбрав книгу, она села в уютное кресло почитать и незаметно для себя заснула. Проснулась она в темноте, так как свеча догорела, и долго не могла сообразить, где она находится. Зато были хорошо слышны незнакомые мужские голоса. Аделиза огляделась и увидела луч света, пробивающийся из соседней комнаты. Когда её глаза привыкли к темноте, она осторожно подошла к стене и увидела в ней небольшое отверстие. Заглянув в него, она увидела, что в малой гостиной находится Ленард и с ним ещё несколько мужчин. Один из них, похоже, был среди них главным – он задавал вопросы, выражал своё неудовольствие, раздавал приказания, а все остальные его слушали и отвечали на вопросы. Аделиза мало что понимала в разговоре, но её смутило упоминание об оружии, нападениях, о какой-то организации. Желая лучше рассмотреть командовавшего человека, она хотела опереться на крышку комода, но её рука наткнулась на какой-то предмет, и она нащупала характерные очертания флакона с нюхательными солями, который бабушка когда-то искала. Она поняла, что графиня тоже слышала подобные разговоры, и её беспокойство было вызвано именно ими. Мужчину она потом всё-таки рассмотрела. У него была довольно неприятная внешность – лысый череп с крупным носом, сразу переходившим в лоб, без переносицы. Наверное, она слишком пристально на него смотрела, потому что мужчина неожиданно резко повернул голову и посмотрел в её сторону. Аделиза отшатнулась от отверстия, осторожно выскользнула из библиотеки, бросилась в свою комнату и, дрожа от испуга, закрыла дверь на засов. Она была рада, что её не заметили, и по-детски спряталась в кровати под одеялом. А когда утром перед завтраком Ленард приветливо приобнял её и даже поцеловал в щеку, чего он никогда раньше не делал, она и вовсе успокоилась. Правда, вернувшись домой, Аделиза рассказала об этом странном эпизоде мужу, и тот, покачав головой, высказал мнение, что все это похоже на какой-то заговор. Поскольку они толком ничего не знали, то решили ничего не предпринимать. Но Аделиза решила записать, на всякий случай, в дневник всё, что запомнила.

В этом месте Дик положил в дневник очередную закладку и задумался. Если мужчина, которого видела Аделиза, был магом, то ему не стоило никакого труда раскинуть поисковую сеть и отследить того, кто их подслушал. Что касается магической метки, которую могли поставить на Аделизу, то это мог сделать и её брат, например, с помощью специального артефакта. Не зря ведь она упомянула, что он её неожиданно обнял. Так он смог прикоснуться к её одежде! А по этой метке опытный маг много чего мог натворить... Опытный маг? Дик вспомнил рассказ господина Совы о том, что во главе раскрытого заговора против Короля тоже стоял опытный маг, которого не смогли арестовать, так как никто не знал его в лицо. Не мог ли это быть тот самый маг? Тогда, в начальный период организации заговора, он мог ещё не скрывать своё лицо от близких соратников. А судя по описанию в дневнике, у него была слишком узнаваемая внешность, по которой его легко можно обнаружить. И ещё один факт, который хорошо ложится в эту схему, – заговорщики наверняка нуждались в средствах и могли рассчитывать на наследство графини Маргарет. А может, и болезнь её связана с тем, что она подслушала планы заговорщиков? У Дика вдруг всё задрожало внутри от внезапного озарения: графиня завещает всё внучке и умирает, вслед за ней умирает и Аделиза, которая видела главаря, тогда остается только убрать с пути отца и, тайно проникнув в замок, найти и похитить сокровища. Самому магу это не удалось, что-то ему помешало. Вот и объясняется отряд, попавший в замок через портал! Но ни тайников, ни драгоценностей они не нашли и, скорее всего, подумали, что сокровища забрал барон Алдерберт. К нападению на сильную охрану барона они были не готовы. Сражаться с отрядом опытных воинов – это совсем не то, что убивать безоружных слуг. Тогда они должны были долго следить за бароном, и надо полагать, были сильно разочарованы. Ведь они понимали, что баронесса вряд ли удержалась бы от того, что бы продемонстрировать роскошные украшения. Но почему тогда не было новых попыток попасть в замок? Дик задумался, а потом хлопнул себя по лбу. Часть нарядов матери могла забрать баронесса, а потом в замке был пожар, после которого ничего не осталось. Если маг понадеялся на метку и не записал точные координаты, то он просто опасался открывать портал в замке. Да и обстоятельства могли измениться или нашлись другие, более простые источники финансирования. Что теперь гадать?

Оставшиеся страницы дневника Дик заставил себя прочитать усилием воли. Записи делались всё реже, и в них сквозили усталость, тоска и нарастающее отчаяние. Целители не находили у Аделизы никаких тревожных симптомов, а она предчувствовала свою смерть. Она рассказала о своих переживаниях мужу, и он, как мог, успокаивал её, полагая, что это обычные женские страхи в её положении, усугублявшиеся смертью любимой бабушки. Но Аделиза взяла с мужа клятву, что во имя их любви, он сделает всё, что от него зависит, чтобы их Ричард вырос здоровым и счастливым. До последних минут жизни она волновалась о сыне и муже.

Нахлынувшие эмоции переполняли Дика. Ему хотелось выместить эту бурю эмоций на ком-нибудь или, на худой конец, устроить изматывающий поединок. Эх, попадись ему сейчас ну хотя бы милейший дядя Ленард! Жизнь уже научила Дика, что в подобной ситуации лучшее средство успокоиться – это физическая нагрузка. Поэтому он сложил дневники, ушел подальше от замка и плавал в реке до тех пор, пока не почувствовал судороги в ногах. Только тогда он выбрался на берег, оделся и рухнул в высокую траву, чтобы всё ещё раз обдумать. Конечно, он мог принять желаемое за действительное, а на самом деле смерть родителей никак не связана с заговорщиками. Но об этом могли бы рассказать только сами заговорщики, а их уже, наверное, казнили. Но должны остаться те, кто их поддерживал. Как там семейство де Клеров, например, поживает? Или граф Гальфрид де Рибемон? А ещё лучше попытаться что-то разузнать об этом маге из дневника. Он ведь где-то учился, вращался среди сильнейших магов, кто-то должен его вспомнить! Придется снова обращаться за помощью к господину Сове. Отдавать дневники матери в чужие руки не хотелось. Значит, нужно переписать те места, которые касаются гибели родителей и заговора. А потом заняться этими сборщиками налогов. Дик вспомнил о друге и осознал, как ему не хватает их разговоров. Удалось ли ему что-нибудь разузнать? С этими мыслями он и поспешил в замок.  
Tags: К.Ш.149 -2
Subscribe

  • КОСМИЧЕСКАЯ ШКОЛА 354

    Космическая школа 354 19.12 E. VU. Искажение голограммного поля силовыми полями экрана защиты проходит сбор высокоразвитых образований.…

  • КОСМИЧЕСКАЯ ШКОЛА 354

    Космическая школа 354 О МАГИИ ЮРИСПРУДЕНЦИИ ОТ ТЬМЫ И ВЫСШИХ КОНАХ СВЕТА. 18.12.2018 14:19 И.Н. Россия не имеет суверенитета. Об этом…

  • КОСМИЧЕСКАЯ ШКОЛА 354

    Космическая школа 354 21.12 Какие изменения вселенной мы заметили за 2016 год Через две недели 2016 год завершится, и кажется, что Солнечная…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments