Людмила Алексеева (elgeya) wrote,
Людмила Алексеева
elgeya

КОСМИЧЕСКАЯ ШКОЛА 270

Космическая школа 270

26.09 С.А.

Немного отдохнём!

24.09 С.А. Падение в неизвестность

Рассказ /

Продолжение -1

Перебраться в тесную и душную баньку Олекартис отказался. Тогда Романовна расстелила ему одеяло на заднем дворе в тени яблонь, и он быстро заснул. Разбудила его Романовна уже ближе к ужину. За несколько часов сна Олекартис отдохнул и с радостью отметил, что начал восстанавливаться его магический резерв, а остро пахнущая лечебная трава уменьшила боль от ушибов. Прежде чем сесть за стол, он надел чужие брюки, умылся и попросил гребень, чтобы расчесать высохшие волосы. Романовна принесла ему расческу и резиновое колечко, снятое со старого аптечного пузырька.

– Вот возьми да волосы завяжи!

– Зачем? – удивился Олекартис.

– Затем! У нас даже женщины не ходят с распущенными волосами, а мужчины стригутся коротко.

– Стричься? Да ни за что! – возмутился Олекартис. – В волосах вся сила мага! Я лучше их завяжу. Только как это кольцо закрепить? И из чего оно сделано? Тянется, пружинит…

– Давай помогу, – вздохнула Романовна, – это обыкновенная резинка.

Олекартис промолчал, а Романовна осторожно расчесала длинные черные волосы мужчины, подивившись их густоте и ухоженности, а потом ловко закрутила их в низкий хвост. Олекартис попробовал его рукой, убедился, что резинка крепко держит волосы, и поблагодарил за помощь.

– Давай, садись за стол, а то перловка как охолонет, вообще её не пропихнешь. Малосольные огурчики вот бери, лучок. Мясного, уж извини, нету. Мы его сами только по большим праздникам видим.

Олекартис, глядя на угощение, подумал, что у них селяне живут побогаче, но выбирать не приходилось, надо было брать количеством. Потом они пили бледный безвкусный чай с вареньем из незнакомых ягод, которое ему очень понравилось, правда, для сытности он ещё попросил хлеба.

– Ну, а теперь, мил человек, рассказывай всё как на духу. Кто ты и что с тобой приключилось. И тогда решим, что с тобой дальше делать.

И Олекартис начал рассказ.

– Судя по всему, милейшая Надежда Романовна, я всю свою жизнь прожил не только в другой стране, но и на другой планете. У нас и светило побольше, и день подлиннее, и растительность другая. А самое главное – в нашем мире есть магия, – и увидев изумленное лицо женщины, пояснил, – это энергия волшебства. И на её использовании держится наш мир. Например, чтобы попасть из одного города в другой есть такие волшебные двери, которые открываешь в одной стране, а выходишь из них – в другой. Но чтобы они правильно работали, нужно знать, как ими управлять. Так вот, мои враги специально испортили одни такие двери, и я попал сюда к вам. Буквально упал с неба. К счастью, моя магия помогла мне выжить. В своем мире я один из самых сильных магов, доверенное лицо Короля и очень богат. Я хочу вернуться домой, но для этого мне нужно поговорить с вашими магами, чтобы понять, куда я попал. Я сумел бы достойно их отблагодарить, как и вас, моя милосердная спасительница.

– Эх, Олежек, ты уж извини, что я тебя так называю, – покачала головой Романовна, – но вот сколько живу, ни про какую магию я не слышала. Только фокусы в цирке видела, которые похожи на волшебство. Но потом по телевизору передача была, так там рассказывали, что все эти фокусы артисты сами подстраивают. А волшебства никакого нету. И магов у нас тоже нету. Ученые разные есть – химики там и астрономы. Но к ним так просто не попасть. А у тебя, я видела, ни документов, ни денег. До первого милиционера дойдешь со своими волосами, он тебя сразу и задержит. И отправит сначала в тюрьму, а потом в психушку. Да, и здесь, надо думать, участковый скоро объявится. Уж Шурка не упустит случая выслужиться перед начальством. Так что, и мне нагорит за то, что укрываю неизвестно кого.

По мере того, как женщина говорила, Олекартис довольно правильно воспринял её образы представителя власти в темно-синей форме и головном уборе с красным ободом и черным козырьком. Понял он и про химика, и про астронома, и про цирк и тюрьму, а вот про телевизор и психушку решил уточнить позже.

– С документами и деньгами я, надеюсь, смогу решить проблему, если вы покажете, как они у вас выглядят, – задумчиво ответил он.

– Так это я мигом, – подхватилась Романовна и принесла ему медные 1 копейку и 5 копеек, серебристые 15 и 20 копеек и слегка помятый бумажный рубль.

– Монеты – это мелочь, мелкие деньги, – начала пояснять она, – а вот это один рубль. Сотня копеек как раз и будет равна рублю. За 14 копеек можно буханку хлеба купить, а за рубль – полкило колбасы вареной, если её, конечно, в магазин завезут.

Олекартис внимательно рассмотрел деньги.

– С монетами будет сложно, а с бумажными деньгами проще. Но у меня ещё маловато сил. Не найдется ли у вас какой-нибудь ненужный листок?

Романовна вернулась в дом, на глаза ей попался настенный календарь, в котором уже было вырвано больше половины листов. Она оторвала листок с сегодняшним числом, принесла его магу и замерла в ожидании чуда. Со стороны всё выглядело просто. Маг сжал листок ладонями и молча глядел на лежащий перед ним рубль несколько минут. На лбу у него выступили капельки пота. Потом он глубоко вздохнул, раскрыл ладони и положил на стол готовый рубль – точную копию настоящего.

– Господи, да как же это?! – пролепетала Романовна, разглядывая его работу и боясь прикоснуться, потом добавила с ужасом. – Этак же тыщи можно иметь?

– Можно, – с улыбкой ответил Олекартис, – если с умом.

– И что, – заколебалась Романовна, – они не исчезнут? Долго волшебство продержится?

– Вот тут ничего не могу сказать. Не знаю, как оно может получиться в вашем мире. На несколько часов точно хватит. Пусть полежат где-нибудь подальше от меня, а вы понаблюдайте.

Олекартис наблюдал за реакцией женщины и наслаждался произведенным впечатлением. Такого удовольствия от простой трансформации он не получал уже давно. Плохо, когда работа становится повседневной рутиной! Конечно, можно было не тратить силы и создать обычную иллюзию, но в этом мире её стойкость была бы под вопросом.

– А с паспортом-то посложнее будет! – стала подначивать его Романовна. – Вот посмотри мой! Видишь, тут и фотография нужна, и все данные сменить нужно, и прописку сделать, и номер изменить. Да на свет не забудь страницы посмотреть!

Олекартис внимательно рассматривал страницы небольшой книжицы с красным кожаным верхом и сложной золотистой эмблемой, которую женщина называла гербом.

– Сегодня у меня не хватит сил на такую кропотливую работу. К тому же хорошо бы найти уже скрепленные листы. И все данные нужно заранее подготовить. Вы ведь мне поможете?

– А как же! Только идем-ка уже в дом, а то темнеет, и комары заедают.

Романовна быстро прибрала со стола посуду, и они вошли в дом. Там было темно, но почти сразу что-то щелкнуло, и комната осветилась ярким желтоватым светом.

– Что это? – встрепенулся Олекартис. – Откуда свет?

– Так я же его включила, – ответила Романовна, показывая на круглую черную коробочку на стене.

Олекартис подошел, щелкнул раз-другой выключателем, свет выключился и снова включился.

– А говорили, что магии нет! Хотя я её и не чувствую…

– Так это же электричество! Оно к нам по проводам идет от самых ГЭС. Я хотела сказать, – поправилась она, – что станции такие специальные есть. Там вода крутит колеса, и вырабатывается электричество.

– В нашем мире вода тоже крутит колеса на мельницах, но никакого электричества нет

– У нас тоже раньше такие мельницы были, а потом ученые придумали как получать электричество. А электричество – это и свет, и моторы разные, и радио, и даже телевизор! Слышишь музыку? Это радио!

Женщина поманила его в крохотную кухоньку и показала на небольшой черный ящичек, от которого к стене уходил шнур. Романовна покрутила ручку, и музыка стала громче. Потом она закончилась, и Олекартис даже вздрогнул, когда из ящичка заговорил энергичный женский голос: «Передаем прогноз погоды на завтра… По всей европейской территории России завтра сохранится теплая погода без осадков…». Романовна снова протянула к ящичку руку и повернула ручку. Голос пропал. Олекартис задумался.

– А вы сами можете с помощью этого радио кому-нибудь что-то сказать?

– По радио не могу, – засмеялась Романовна. – Правда, говорят, есть такие специалисты. Для нас есть другой аппарат – телефон называется. Хорошо бы такой иметь – каждый день с сыновьями бы разговаривала. Только их пока что мало. В нашей деревне только в конторе у председателя колхоза он есть. Председатель с райкомом партии разговаривает, указания чуть ли ни каждый день от них получает. Можно ещё в милицию позвонить или в больницу, чтобы врача вызвать. Но это сложно и долго. Лучше, если уж очень надо, попросить у председателя телегу и лошадь и самим в районный центр добираться. Можно ещё на дорогу выйти и ждать попутную машину, но это только летом.

– А машина – это какой-то особый транспорт? На что она похожа? – заинтересовался Олекартис.

– Не знаю, как тебе и растолковать. Она вроде на телегу похожа. На четырех колесах ездит, только без лошади. Мотор у неё есть. А чтобы он работал, бензин нужен. Жидкость такая, льется как вода, только горит.

– Но это же должно быть очень опасно!

– Нет, там все специально придумано, – отмахнулась она и взглянула на часы. – Уже девять часов, заговорилась я с тобой. По телевизору уже программа «Время» идет. Там все главные новости. Посмотрим, я тебе там всё покажу.

Они вернулись в комнату побольше. Олекартису велели сесть на продавленный диван, а Романовна подошла к тумбочке в углу, откинула яркое бархатное покрывало, и Олекартис увидел большой ящик с темным стеклом впереди и дюжиной небольших ручек. У ящика тоже был шнур, который женщина ткнула в другую черную коробочку на стене. Стекло ящика начало медленно светлеть, стало слышно легкое потрескивание, а потом неожиданно за стеклом стали видны фигурки сидящих за столом женщины и мужчины с приятными лицами и хорошо поставленными голосами. Они по очереди о чем-то рассказывали, но ошарашенный маг их не слышал. Он был полностью поглощен движущимися черно-белыми изображениями за стеклом. Там менялись сюжеты, мелькали серьезные или улыбающиеся лица, панорамы широких улиц с многоэтажными домами, странные повозки двигались по земле и летали по воздуху, огромные корабли бороздили океаны, и везде непривычные одежда, прически, манеры. В какой-то момент Олекартис не выдержал наплыва информации, испытав настоящий шок. Он вышел из дома в прохладу ночи. Только теперь он осознал, что деревня, в которой он оказался по воле случая, – это всего лишь провинциальная окраина огромного техномира. Когда-то давно ему случалось находить описания подобных миров, но они выглядели так странно, и настолько не укладывались в логику жизни его мира, что он предпочитал не тратить время на подобные россказни. Теперь он вспомнил, авторы этих книг утверждали, что в техномирах совсем не было магии и обитающие там существа создавали механизмы, помогающие им выживать. Там никогда не прекращались войны за ресурсы, и там, как правило, мало ценили жизнь и окружающую среду. Но он знал и то, что техномиры были совершенно изолированы от обычных миров из-за своей непредсказуемости и агрессивности, и попасть туда было очень сложно.

– Оказалось, что не так уж и сложно, – горько усмехнулся маг. – Теперь, по крайней мере, понятно, откуда у герцога появилось столь необычное оружие. И раз так, то теперь он уверен, что вернуться домой возможно, а значит, нужно найти способ!

Олекартис ополоснул лицо водой из металлического рукомойника и долго стоял, ощущая, как ветерок медленно остужает его голову. Когда он вернулся, Романовна уже выключила телевизор, заявив, что сегодня уже не будет ничего интересного и пора укладываться. Перед сном она сняла с него все повязки, протерла тело тряпкой, смоченной в воде с уксусом, и очень обрадовалась, когда увидела, как быстро сходят синяки. Откуда ей было знать, что тело мага восстанавливается гораздо быстрее, чем у обычных людей? Повязку на лодыжке они пока оставили, а паспортом решили заняться завтра.

Спал Олекартис крепко – тело нашло, наконец, необходимый покой. Но Романовна растормошила его с восходом солнца.

– Олежек, просыпайся! Олег, потом отоспишься, когда паспорт сделаешь. Не ровен час, участковый объявится! Ну, вставай же, я тебе уже оладушек приготовила, яйца сейчас пожарю…

– Всё-всё, уже встаю! – Олекартис заставил себя сесть на кровати, – через несколько минут буду готов.

Когда он подошел к столу, Романовна поставила перед ним большую чугунную сковороду с яичницей, от которой шел восхитительный запах, и подсунула ближе тарелку с оладьями и варенье. Потом она принесла кружки с тем же безвкусным горячим чаем и попила чаю вместе с ним.

– Я тут, Олег, подумала на свежую голову, и вспомнила о своей матери. Она у меня не местная, где-то в Сибири родилась. Это уже мой отец её сюда привез. Фамилию её девичью никто здесь и не знает. О том, какие обычаи в тех краях, тоже мало кто знает. Вон у тебя борода не растет, а волосы длинные. Это бывает у некоторых народов. И глаза подходящие – черные. Поэтому напишем её фамилию, и прописку, и место рождения. А тетрадку я уже нашла, Колькину, в клеточку. Не знаю только, как ты фотографию сделаешь.

– С этим я разберусь. А что, если этот ваш участковый начнет меня расспрашивать? Я ведь ничего не знаю! Я даже не представляю, в какой стороне эта Сибирь находится!

– Ничего, как-нибудь обойдется! – махнула рукой женщина. – Ты помнишь, я Шурке, соседке моей, сказала, что ты после контузии? В таком состоянии человек только урывками помнит, что с ним было. Я думаю, ему больше интересно про войну узнать. Скажешь, что ты капитан, а мой сын Колька у тебя в подчинении был. И после госпиталя, где тебя лечили, ты ко мне заехал.

– А что, вы воюете? На вашу страну кто-то напал?

– Ой, и не спрашивай! Никто на нас не нападал, столько лет жили себе тихо и мирно. А тут придумали какой-то интернациональный долг. Спасать там кого-то в Афганистане надо. От американцев что ли? Никто ничего толком не знает, нету ни у меня, ни у моих сынов никаких таких долгов. А только наших солдатиков уже столько в чужом краю полегло! А уж покалеченных сколько! Ни одной деревни вокруг нет, чтобы парнишку молодого не призвали. Хорошо, что мой старший – Борька – на севере работает, нефть добывает, их не трогают. А младший – Колька – сразу после техникума автодорожного туда и загремел. Ох, хоть бы живой вернулся!

Романовна вытерла передником слезы, навернувшиеся на глаза.

– Ты уж извини меня, Олег! Пойдем, тебе делом нужно заняться. Я тебе ещё раз всё расскажу – что куда писать. Я там тебе всё на бумажке подготовила. Если что-то ещё нужно будет, ты меня позови. А мне ещё огород поливать. Да, чуть не забыла. У меня-то паспорт в сумке лежит, потому он как новенький, а себе ты лучше сделай, чтобы он был потертый и немного испачканный.

Олекартис провозился с паспортом несколько часов. Сказывался не восстановившийся ещё резерв, и уж очень много текста нужно было вписать в документ. Потом он долго подбирал образец для бумаги, где должно было быть его изображение. Подумав, решил показать готовый портрет хозяйке дома. Заодно спросить у неё про краску, которой сделаны все печати. И хорошо, что показал! Оказалось, что портрет нужно было делать обязательно в пиджаке, на шею повязывать особенный платок, называемый галстуком, и смотреть точно вперед, вытаращив при этом глаза. Остатки фиолетовых чернил Романовна ему нашла, объяснила, где должны быть печати и штампики, и похвалила, его за почерк. Перед окончательным рывком Олекартис немного отдохнул – вышел из дома, прогулялся по небольшому саду, сорвал и съел пару красных яблок, ополоснул лицо и со вздохом вернулся к кропотливой работе. К обеду паспорт был готов и одобрен, но маг снова оказался сильно истощен магически, и так устал, что ел, не ощущая вкуса, и опять провалился в глубокий сон.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

26.09. Айсберг размером 6000 квадратных километров движется в сторону Южной Америки


Айсберг площадью около шести тысяч квадратных километров (для сравнения, площадь Москвы 2,5 тысячи кв. км) начал движение в сторону Южной Америки и вошел в море Уэддела.

Айсберг площадью около шести тысяч квадратных километров, который откололся от Антарктиды в июле, начал движение в сторону Южной Америки и уже вошел в море Уэддела.

Несколько месяцев он курсировал возле берега, но сейчас воды понесли его севернее. Эксперты заявляют, что после того, как он покинет море Уэддела и войдет в Атлантику, местные потоки начнут продвигать огромную глыбу льда на восток.

Ученые уже зафиксировали несколько трещин, которые позволят некоторым кускам отколоться. Отмечается, что если они окажутся на мелководье, то застрянут. Со временем они вполне могут закрепиться и остаться на картах, как ледяные острова.

За айсбергом ведут наблюдение со спутников уже несколько лет, но в связи с увеличением светового дня будет фиксироваться, как изменится состояние ледяного гиганта.

Айсберг откололся от Антарктиды 10−12 июля текущего года. Ученые, которые наблюдали несколько лет за его формированием, предсказывали это событие. Раскол будущего гиганта нашли в 2010 году. В течение семи лет трещина углублялась, пока наконец айсберг не отделился полностью. По мнению ученых, айсберг будет двигаться достаточно медленно, однако его могут ускорить морские течения и унести в места, где он будет представлять реальную опасность для морских судов.

26.09. В Юго-Восточной Азии распространяется опасный штамм малярии


Команда исследователей из Таиланда, Вьетнама и Великобритании заявила, что существует реальная опасность того, что малярия станет неизлечимой. Они обнаружили опасную форму инфекции, на которую не действуют основные противомалярийные препараты. Вспышка заболевания изначально была зафиксирована в Камбодже, но штамм достаточно быстро распространяется в регионе. На данный момент он уже встречается в Таиланде, Лаосе и Вьетнаме.

«Супермалярия» оказалась устойчива к артемизинину — препарату, который обладает наиболее быстрым действием среди всех существующих в настоящее время лекарств против тропической малярии. Ежегодно во всем мире около 212 миллионов человек заражаются малярией, которую вызывает паразит Plasmodium falciparum, распространяемый комарами.

Артемизинин оказался бессилен в каждом третьем случае борьбы с малярией во Вьетнаме и в 60% случаев — в Камбодже. Ученые предупреждают, что, если штамм попадет в Африку, на которую приходится 92% всех случаев заболевания малярией в мире, последствия могут быть катастрофическими.

Tags: К.Ш.270
Subscribe

  • КОСМИЧЕСКАЯ ШКОЛА 102

    Космическая школа 102 10.04 К.А. Расширение познаний мира окружающего стабилизирует энергетические поля, нарушенные в процессе координации ядра…

  • КОСМИЧЕСКАЯ ШКОЛА 102

    Космическая школа 102 8.04 Информация с информационного поля планеты G- s Открывается многофункциональный портал. Энергия зелёного…

  • КОСМИЧЕСКАЯ ШКОЛА 102

    Космическая школа 102 10.04. С.А. Закрепление новых систем скользящих полей при открытых порталах переходит на новые программы.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments