Людмила Алексеева (elgeya) wrote,
Людмила Алексеева
elgeya

ПРОДОЛЖЕНИЯ РАССКАЗА


  • ПРОДОЛЖЕНИЕ – 2

    Как и предсказала Романовна, участковый быстро отреагировал на «сигнал» бдительной соседки. Ближе к вечеру вдали затарахтел двигатель его мотоцикла, и подняв пыль, он лихо, с разворотом остановился у её калитки.
    – Здравствуй, Романовна! – издалека начал невысокий сухощавый участковый.
    – И вам не хворать, гражданин начальник, – спокойно ответила хозяйка. – По какому случаю приехал к старухе?
    – Да, ладно вам, вы ещё меня переживете! Говорят гость у вас?
    – А что, нонче это преступление – гостей принимать?
    – Разные гости бывают. Кто он такой? Откуда?
    – Так ведь от Николая – весточку привез. Командир его! Раненый он был, после госпиталя отправили его поправлять здоровье. А у него родных никого нет, вот Колька его сюда и направил. Он ведь Кольку-то моего спас, из-под пуль вытащил.
    – Геройский, значит, командир? А что ж он не выходит и от людей прячется?
    – Спит он много. Говорю же, контузия у него!
    – Ну, пойдем – глянем. Надо же познакомиться с человеком.
    Они прошли в дом, где на диване всё ещё спал измученный и бледный от очередного истощения маг.
    – Олег, проснись! С тобой наш участковый поговорить хочет!
    Олекартис открыл глаза и сел, молча глядя на представителя власти.
    – Здравия желаю! Старший лейтенант Иванов! Разрешите ваши документики!
    Олекартис кивнул головой и протянул руку к пиджаку, висящему на стуле. Романовна подала ему пиджак. Засунув руку во внутренний карман, он достал паспорт и протянул его милиционеру.
    – Эллэй Олег Данилович? – участковый удивленно поднял глаза, задержав взгляд на длинных волосах приезжего.
    – Так точно, товарищ старший лейтенант! – усмехнулся Олекартис, считывая подходящие к моменту слова в голове собеседника.
    Полистав страницы, участковый вернул паспорт.
    – А военный билет где? – спросил он.
    Олекартис начал хлопать по карманам пиджака, мысленно потянувшись к Романовне, и уловив таки нужный ответ.
    – Кажется, оставил с вещами в камере хранения. Рассеянный стал. Вот, даже в запас списан по состоянию здоровья.
    – Что ж так? Вроде здоровый мужик. Звание-то у вас какое?
    – Капитан я. Артиллерист. От контузии отойти не могу, доктора еле откачали. Вон даже волосы успели отрасти.
    – Что парикмахерских не было?
    – Да, в наших краях такая прическа – обычное дело.
    – А в Афгане давно? Где служили?
    – Считай, что с первых дней. Начинал в Кабуле, потом – куда пошлют. Последнее время под Кандагаром мы были. Слыхал, наверное? – продолжал тянуть сведения Олекартис из облака информации, скопившейся в комнате.
    Участковый кивнул.
    – Мне эти моджахеды вот уже где, – Олекартис провел рукой поперек горла. – До сих пор снятся.
    – Это понятно! – согласился участковый со вздохом. – Видел я, какими оттуда возвращаются. Вон у нас в деревне Митька Капустин без ног вернулся. Первый парень на деревне был! А теперь кому он нужен, кроме матери? А уж чудит так, что не знаешь, как к нему подступится. Вы вроде ещё легко отделались! Долго собираетесь здесь пробыть?
    – Думал, заскочу на денек. Да вот, Надежда Романовна предлагает погостить немного.
    Рассказ / Приключения, Реализм, Фантастика
    По стечению обстоятельств маг попадает в техномир, более того, в реалии СССР.
    Теги:
    Маг техномир деревня Афган блат

    Сознание возвращалось медленно.
    А вместе с сознанием появилась боль.
    Болело всё, но вроде бы левая сторона сильнее. Не открывая глаз, он прислушался. Шелест травы. Хлопанье крыльев какой-то птицы. Но никаких голосов или звуков, выдающих человеческое присутствие. Он мысленно напрягся в поиске магических потоков. Долго обшаривал окрестности, но не нашел даже тонкой ниточки.
    – Плохо дело! – подумал он и решился приоткрыть глаза.
    Прямо перед его носом по длинной зеленой травинке ползло, медленно перебирая лапками, неизвестное насекомое в виде полусферы красного цвета с черными пятнышками и с черной булавочной головкой. На вид безобидное. Он, на всякий случай, подул, отгоняя его от себя, и насекомое тут же раскрыло свою сферу, превратив её в крылышки, и тяжело полетело прочь, полное собственного достоинства.
    Пора было заняться собой. Пошевелил пальцами рук и ног. Слушаются. Теперь руки. Правая вполне дееспособна, только занемела от неудобного положения. Левая болит, но кости целы, скорее всего, сильный ушиб. Ощупал голову. На затылке болезненная шишка и следы крови. Правая нога цела, но болят мышцы голени и стопы. А вот на левой ноге то ли вывих, то ли перелом. В любом случае сапоги сидят плотно, держат ногу не хуже повязки. Он начал медленно переворачиваться на спину, чтобы лечь удобнее. Даже от этого простого движения он сильно устал, а боль вспыхнула с новой силой. Тело просило не шевелиться и не мешать ему восстанавливаться. Сильно хотелось пить. Он сделал несколько жевательных движений, вызывая появление слюны, сглотнул, потом облизал губы. Нужно набраться терпения и ждать. А пока попытаться понять, что же с ним произошло.
    Мысли путались, и он с трудом вспомнил, что был послан в замок к этому интригану – герцогу. Они сначала обедали, затем перешли в кабинет, где долго спорили и не нашли варианта, который бы устроил всех. Потом в сопровождении слуги он шел к порталу, который активировал лично. Он привычно шагнул в открытый портал и, вместо своих апартаментов, оказался висящим в воздухе на большой высоте!..
    Через долю секунды он начал падать. Хорошо, что на нем были защитные амулеты – они замедлили падение, но их энергии немного не хватило. Он, конечно, сгруппировался, принял первый удар на ноги, но его с силой отбросило в сторону, и он потерял сознание. Эх, ему бы сейчас хоть какой-нибудь приток магии – он бы быстро восстановился, а так придется лежать здесь до утра.
    – Но как такое могло произойти с порталом? Думай, Олекартис, думай! – приказал он себе.
    Сам он ошибиться не мог. Маг герцога не успел бы изменить настройки портала за время, пока он шел от кабинета. Остается только одно – все эти переговоры были ловушкой. Герцог, как всегда, решил проблему радикально и изящно – просто убрал его со своей дороги. И никто не подкопается! Олекартис застонал от осознания собственной глупости и бессилия. Впрочем, ещё не всё потеряно! Главное – он жив… Ему бы только добраться до людей и выяснить, куда его занесло, а там он найдет способ выбраться из любой страны. Успокоенный этой мыслью он заснул.
    Проснулся он на рассвете. Ночная прохлада благотворно сказалась на разбитом теле. На крупных листьях каких-то высоких растений собрались в небольшие лужицы капли росы, так что он немного утолил жажду. Потом проверил амулеты и убедился, что они полностью разряжены. Небольшой резерв остался только в мощном накопителе. Он сам когда-то поставил на него заклинание, которое сохраняло небольшой запас магической энергии. Для исцеления его бы не хватило, а вот на какой-нибудь непредвиденный случай он мог бы очень пригодиться.
    В какую же сторону ему идти? Если бы здесь был магический поток, то двигаясь вдоль него, он мог бы быстро выйти к людям. Сейчас же он медленно поворачивался вокруг свой оси и напряженно принюхивался. Обоняние не подвело – Олекартис почуял едва уловимый запах дыма и засек нужное направление. А потом, прихрамывая, медленно побрел в этом направлении.

    Романовна как раз снимала с веревки высохшее белье и складывала его в большую плетеную корзину, когда углядела подходящего к её двору со стороны полей странного человека. Мужчина был одет в неприлично обтягивающие темно-зеленые штаны, заправленные в высокие сапоги, которые плотно охватывали его ноги, и отливающий металлическим блеском длинный кожаный жилет. Белая рубаха с пышными рукавами, обшитая кружевами по вороту и на манжетах, была сильно испачкана и местами порвана. Но больше всего её поразило, что у незнакомца были длинные, почти до лопаток, распущенные черные волосы. Было заметно, что мужчина шел, тяжело хромая. Мужчина тоже заметил Романовну и, подойдя к её заборчику, низко ей поклонился, чуднО выставив вперед ногу.
    – Батюшки святы! – всплеснула руками пожилая женщина. – Да откуда ж ты такой взялся-то?
    Олекартис жестами показал ей, что хочет пить. Ему нужно было немного времени, чтобы воспользовавшись остатками магической энергии, настроиться на незнакомый язык и бегло просмотреть словарный запас в памяти женщины. Романовна же подошла к стоящим в тени возле дома ведрам, зачерпнула из одного большой металлической кружкой воду и принесла её незнакомцу, не торопясь приглашать его во двор. Он поблагодарил кивком головы и не оторвался от кружки, пока не осушил её.
    – Ещё принести? – спросила Романовна.
    – Да, если можно, – ответил мужчина хрипло и с сильным акцентом.
    Романовна принесла вторую кружку воды, и незнакомец пил из неё уже неспеша.
    – Ты, милок, никак артист? – не смогла удержать любопытства женщина. – От своих, небось, отстал? Только не слышала я, чтобы у нас здесь кино снимали.
    Слово «артист» в его мозгу вызвало образ комедианта, а слово «кино» он не понял, так как в голове только мелькали какие-то картинки.
    – Моё имя Олекартис. Почему вы решили, что я артист? – с недоумением спросил он.
    – Так одет ты больно чудно! Так только прынцы наряжались в старые времена. Слушай, ты родом не из Прибалтики будешь? Вон у тебя имя какое, и говоришь не по-нашенски. Ты, может, и Баниониса знаешь?
    – Я не артист! Я простой путник, и никого здесь не знаю. На меня напали и избили. Мне нужен целитель. Вы не знаете, где его найти?
    – Эк, чего захотел! Доктора здесь на много верст кругом не сыскать. Это тебе, милок, в город надо.
    – Извините, как я могу к вам обращаться? – решил зайти с другого конца Олекартис.
    – Надежда Романовна я, – засмущалась и слегка зарделась женщина, теребя руками край передника, – но можно просто Романовна.
    – Уважаемая Надежда Романовна, не откажите мне в любезности ответить на некоторые вопросы, которые могут показаться вам довольно странными. Я потом постараюсь вам объяснить, – и дождавшись, когда женщина кивнет, задал первый вопрос. – Как называется эта страна?
    – СССР. То есть Советский союз, – пролепетала с испугом Романовна.



  • – Союз. Советов, – хмыкнул он, – звучит многообещающе. А какой сейчас год и день?

    – Так 12 августа с утра было, а год нынче 1982, – Романовна от удивления уже округлила глаза.

    – Не бойтесь, я в своем уме, – улыбнулся Олекартис, заметив ожидаемую реакцию, – всё хорошо.

    На самом деле он чувствовал себя очень плохо. У него было прекрасное образование, но он впервые слышал о такой стране и подобном летоисчислении. Закралась даже тревожная мысль, что это совсем другой мир. Но вряд ли ему поможет в этом разобраться простая селянка.

    – Надежда Романовна, а ученые в вашей стране есть? Как их можно найти?

    – Так в Москве, наверное. В столице, – она совсем растерялась, а потом рассердилась на себя за допущенную слабость.

    – Знаешь что, мил человек, шел бы ты своей дорогой! А мне некогда тут с тобой разговоры разговаривать!


    Романовна демонстративно закрыла калитку на крючок, подхватила корзину с бельем и поспешила в дом. Там она сразу же закрыла дверь на задвижку и привалилась к стене, успокаивая заколотившееся от страха сердце. На дворе было тихо. Тогда она осторожно подкралась к окошку, выходящему на улицу, и глянула в щель между цветастыми занавесками. Мужчина всё ещё стоял у забора, потом, видимо приняв какое-то решение, двинулся прочь. Но не прошел он и десятка метров, как нога его неловко подвернулась, и мужчина упал ничком в дорожную пыль, вытянув руки вдоль тела.

    Проклиная себя за слабохарактерность, Романовна вышла из дома и осторожно подошла к упавшему мужчине. Потрясла за плечо – никакой реакции. Перевернула его на спину, почувствовала полную расслабленность его тела, глянула на пыльное лицо с закрытыми глазами. Сначала ей показалось, что мужчина не дышит, потом заметила слабое движение грудной клетки и поняла, что он без сознания. Тяжело вздохнув, Романовна ухватила его под руки и волоком потащила во двор, в тень дома. Она, конечно, не доктор, но на своем веку не только многое повидала, но и многому научилась, благо двоих сыновей вырастила. Первым делом она принесла таз с водой и тряпки и протерла мужчине лицо. Потом промыла волосы с мылом и, убедившись, что замеченная на голове шишка больше не кровоточит, закрутила на его голове полотенце. После этого расстегнула одежду, раздела его до пояса и увидела налившиеся фиолетовым и багряным цветом огромные синяки на левом боку и спине. Задумалась – целы ли ребра? Припомнила, как разговаривал мужчина, как шел, не придерживая грудь руками, и решила, что ребра в порядке. Поэтому достаточно будет протереть тело и обложить ушибы истолченной полынью. Уж, за этим добром далеко ходить не надо! Пока резала и разминала полынь, думала, куда пристроить незваного гостя. В дом всё-таки боязно! Решила положить одеяло на пол в баньке, чай, не зима – не замерзнет.

    Когда закрепляла ткань с полынью на теле, Олекартис начал приходить в себя, тихо застонал, открыл глаза.

    – Что вы со мной делаете?

    – Лечу тебя, дурака! Вот свалился на мою голову! Где болит-то?

    – Нога, – Олекартис показал на левую ногу, а потом добавил, – мне бы поесть и отлежаться, у меня сильное магическое истощение.

    Романовне показалось, что он не совсем ещё в себе, но про истощение она поверила. Сходила в дом, отрезала толстый ломоть хлеба, налила молоко в большую кружку и отнесла мужчине. Олекартис за это время сумел приподняться и теперь опирался спиной на стену. Он поблагодарил за еду и с жадностью набросился на неё. Романовна задумчиво смотрела на него.

    – Уж, не знаю, кто ты на самом деле, но неприятностей из-за тебя я не хочу. Имя у тебя странное. Я тебя лучше Олегом буду звать. И если, кто спросит, говори всем, что ты Олег! И одежду тебе надо поменять на нормальную. Пойду, подберу что-нибудь из вещей сына. А твою спрячу, позже постираю. Да, и сними все свои цацки с пальцев и с шеи, у нас не принято, чтобы мужики украшения носили. В носовой платок их сложи, что ли, и завяжи, чтобы ничего не потерялось.

    Через некоторое время она принесла стопку одежды и помогла Олекартису надеть светлую рубашку с сиреневыми ромбиками. Причем гостя очень заинтересовал фасон и пуговицы на ней. После этого она взялась за сапоги. Резать такую красоту не хотелось, поэтому стягивала она их осторожно и долго, боясь повредить раны. Левая нога сразу сильно распухла в лодыжке. Романовна осторожно прощупала сустав.

    – Повезло тебе – кости, кажется, целые. Давай снимай штаны, осмотреть тебя надо!

    Олекартис подчинился и остался в длинных, ниже колен, панталонах из тонкого белого полотна, украшенных вышивкой белым шелком. Романовна от этой картины впала в оторопь, потом молча снова ушла в дом и принесла широкие черные сатиновые трусы.

    – На вот, оденься по-людски! А я пойду пока ещё полыни намну.

    Пока руки делали простую работу, Романовна напряженно думала. Кто ж знал, что никаких документов при нём не было? Надо было за участковым сначала бежать, так задохнулся бы человек. На беглого он не похож – слишком ярко и богато одет, и шел, не прячась. И грамотный сильно, сразу видать! А с другой стороны, так не долго и самой на цугундер попасть. А кто-нибудь из соседок, как пить дать, заметил, как она его тащила. Обязательно донесут! Но может, он переночует, да и уйдет?

    Так и не приняв никакого решения, Романовна вернулась к мужчине, чтобы заняться его ногами. На лодыжку сделала тугую повязку с полынью, а оставшуюся часть ноги обмотала почти до верха. Как она и предполагала, соседка не заставила себя долго ждать.

    – Романовна, да у тебя никак гости? – услыхала она возбужденный от любопытства голос соседки Шурки и её приветствие мужчине, – здрасьте!

    Олекартис кивнул ей в ответ и молча посмотрел на Романовну.

    – А вы кто будете? – не унималась Шурка, у которой даже нос вытянулся и заострился от предвкушения новой сплетни.

    Романовна развернулась к наглой соседке, уперла руки в бока и неожиданно для себя заговорила, да так складно!

    – Ты чё это зенки свои бесстыжие вылупила? Мужика никогда не видела? Человек мне весточку от Николая принес, сам весь раненый, контузия у него, еле добрался. Так теперь ты лезешь к нему со своими глупостями!

    – Так не молодой он уже, – растерялась Шурка от такого напора, – и как он сюда добрался?

    – А ты думала, там в Афгане только молодые да зеленые? А командовать ими кто будет? И он на попутках с поезда добирался, заплутал малость, пешком шел. Вон видишь, раны пооткрывались. А ты чего хотела? Что надобно?

    – Да, я так, по-соседски… Думала, может, помочь чем, – лепетала Шурка, отступая к калитке под напором Романовны.

    – Иди, иди! Как-нибудь без тебя разберемся!


Tags: продолжение рассказа
Subscribe

  • КОСМИЧЕСКАЯ ШКОЛА 262

    Космическая школа 263 19.09 Л.А На связи станция «Ре-Та». Проходя пространство импульсных волновых потоков, планетарная система…

  • КОСМИЧЕСКАЯ ШКОЛА 261

    Космическая школа 261 16.09 2021 Е . YU. Информация от Лэнды Плазменная платформа, источающая энергию Душ - БЛИСКО – нежно-голубая с…

  • КОСМИЧЕСКАЯ ШКОЛА 260

    Космическая школа 260 15.09 К.А Рсширение познаний мира окружающего взимосвязно с еплоскостным образованием информационного поля. Согласно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments